Сочинение по картине Портрет старейших советских художников И. Павлова, В. Бакшеева, В. Бялыницкого-Бирули и В. Мешкова — Александр Герасимов

Портрет старейших советских художников И. Павлова, В. Бакшеева, В. Бялыницкого Бирули и В. Мешкова   Александр Герасимов

А. Герасимов. Портрет старейших советских художников И. Павлова, В. Бакшеева, В. Бялыницкого-Бирули и В. Мешкова [1944] «Мой групповой портрет возник не случайно,- рассказывает автор полотна. — Уже давно я мечтал запечатлеть в живописи портреты русских советских художников старшего поколения. Мне хотелось показать их демократизм и характеризовать их как носителей тех благородных национальных реалистических традиций, которыми связано современное искусство с прошлым.

Вот почему на моем групповом портрете не случайно появились именно И. Н. Павлов, В. Н. Бакшеев, В. К. Бялыницкий-Бируля, В. Н. Мешков…

Кроме общности реалистических убеждений, этих художников связывали дружеские отношения. Да и я знал и любил их больше других». Герасимов писал портрет с необычайным увлечением.

Вся группа художников запечатлена в глубоко правдивом жизненном взаимодействии, в момент товарищеской близости. Портрет дает яркое представление не только об общности убеждений изображенных людей, но выразительно раскрывает характеры каждого из них. Перед зрителем возникают живые образы, полные человеческого тепла и неповторимой индивидуальности.

Как типичны и самобытны фигура и лицо старейшего мастера русской живописи Василия Никитича Мешкова! Узнаешь весь склад его характера, его отношение к искусству. Как вылеплены голова, глаза, руки ветерана советской гравюры Ивана Николаевича Павлова!

Его руки — это руки именно гравера. Очень верно передал Герасимов и павловскую манеру говорить. А сколько правдивости в мечтательной позе Витольда Каэтановича Бялыницкого-Бируля, этого лирика русского пейзажа.

Опять-таки — какое верное воссоздание характера, типа…

Восьмидесятидвухлетний Василий Николаевич Бакшеев изображен сохранившим свой горячий творческий пыл. По живописному исполнению эта картина — одна из лучших работ художника. В общую, довольно мягкую колористическую гамму Герасимов вводит отдельные сильные цветовые удары. Портрет подкупает цельностью колористического исполнения, темпераментным мастерством, артистичностью живописи.

Обращает на себя внимание живописное решение интерьера и натюрморта на столе. Этим мастер достиг гармонического единства всех композиционных частей портрета, убедительной связи человека и обстановки. Создание группового портрета старейших художников представляло собой длительный и упорный труд.

Один из изображенных на портрете, Иван Николаевич Павлов, в своих мемуарах подробно рассказывает о работе Герасимова над этой картиной. «В одно прекрасное утро Александр приехал ко мне совершенно неожиданно и сказал: — Вот что, Ваня, немедля одевайся — я повезу тебя с собой. — Куда? — Это ты после узнаешь. И вот я привезен в мастерскую Герасимова в поселок Сокол, в уютный домик на улице Левитана, с небольшим садом, где разведены его любимые розы. Смотрю — в мастерской сидят Бакшеев и Бялыницкий.

Несколько позже был привезен и Василий Никитич Мешков. Всем нам вместе было триста лет. Тут-то Александр Михайлович и раскрыл перед нами свои карты. Он задумал написать групповой портрет старейших художников и выбрал нас своей жертвой.

Этому портрету он придает особое значение в своем творчестве и хочет выразить лучшие черты своего творческого «я». С этого дня и начались портретные сеансы и встречи четырех стариков «натурщиков». Нам была создана обстановка, запечатленная на портрете, — с круглым столом, солидным графином и вазой с фруктами, фоном, где висела картина в широкой золотой раме и стоял античный бюст. Александр Михайлович аккуратно заезжал за нами на своей машине и так же заботливо развозил всех по домам… Мы позировали, вероятно, не менее двадцати сеансов, из которых каждый продолжался два-три часа.

В перерывах мы оживленно беседовали». Любопытен и рассказ самого Герасимова о работе над портретом. Он говорит, что специально не усаживал своих «натурщиков»: «За столом они расположились каждый по своему вкусу». Самым разговорчивым оказался Иван Николаевич Павлов. «Он буквально ни одной минуты не мог сидеть молча, рассказывал свою долгую и интересную жизнь, вспоминал давно ушедшие времена и давно ушедших людей».

Точно таким и изобразил его Герасимов. «Хорошо помню, — говорит живописец, — что я старался каждого из художников писать как раз в те моменты, когда он забывал, что с него делают портрет.

Именно в такие мгновения каждый из них был наиболее естественным, непринужденным». Как портретист, Герасимов чувствовал особую ответственность перед В. Н. Мешковым — ведь тот и сам был выдающимся мастером портрета. «Василий Никитич строго следил за исполнением моего портрета и порой был беспощаден в оценке сделанного. Но все его замечания шли только на пользу работе». «Портрет старейших советских художников» является глубоко содержательным произведением советской живописи.

Он помогает нам понять и полюбить образы прекрасных русских художников старшего поколения, беззаветно отдавших свое творчество советскому народу и бережно передавших традиции национального реалистического искусства молодежи. Именно так понимал смысл своего труда над групповым портретом и сам его автор. «Если молодые поколения, — сказал Александр Михайлович Герасимов,- будут воспринимать мой портрет старейших художников как правдивую и искреннюю повесть о лучших представителях русского советского искусства — значит, мой труд не пропал даром».



Сочинение по картине Портрет старейших советских художников И. Павлова, В. Бакшеева, В. Бялыницкого-Бирули и В. Мешкова — Александр Герасимов