Сочинение по картине И. В. Сталин и К. Е. Ворошилов в Кремле — Александр Герасимов

И. В. Сталин и К. Е. Ворошилов в Кремле   Александр Герасимов

Идеологический смысл огромного полотна «И. В. Сталин и К. Е. Ворошилов в Кремле» должен был раскрываться для каждого советского человека доходчиво и ясно. В устремленных взорах Сталина и Ворошилова читались сила и непреклонная большевистская воля — каждый зритель мог убедиться, что на страже созидательного социалистического труда советского народа стоят партия, советское правительство, испытанная в боях Красная Армия.

Идейный замысел первоначально подчеркивался еще и вербально: картина называлась «На страже мира». Мирный труд на картине действительно присутствует. Москва строится, как и вся страна, крепнет советская Отчизна.

В панораме Замоскворечья видны новые здания, силуэты экскаваторов; дымят фабричные трубы, через Москву-реку протянулся новый Каменный мост.

Интеллигенция потихоньку называла картину по-другому — «Два вождя после дождя». Опытный придворный живописец неслучайно рядом с главным героем всего советского искусства И. В. Сталиным поставил вторым вождем К. Е. Ворошилова, именно его, а не, например, В. М. Молотова или А. А. Жданова, или М. И. Калинина. Ларчик отрывается просто: Ворошилов был покровителем художника, их даже связывали некоторые дружеские отношения. А. М. Герасимов написал не менее дюжины портретов «железного наркома».

И здесь, изобразив его рядом с самим генсеком, маэстро, конечно, хотел польстить своему высокопоставленному благодетелю.

Не случаен и образ только что прошедшего дождя. Искушенный адепт соцреализма тонко продумал сюжет. Он подчинен общей идее произведения и может пониматься как мотив обновления не только природы, но и всей советской страны с ее новым, социалистическим строем. Вместе с тем Александр Герасимов реализовал здесь свои любимые пейзажные увлечения, которые вдохновенно воплотил, быть может, в лучшей своей лирической картине «После дождя.

Мокрая терраса» . Найденные некогда живописные приемы он использовал в официальном полотне.

Художнику действительно мастерски удавалось «мокрое»: сырые скамейки, деревья, дорога. И в этом монументальном полотне с вождями, выполненном в серо-серебристом колорите, художник выразительно передал послегрозовые облака, влажный воздух, мокрый асфальтовый тротуар и поручни ограды, омытые дождевой водой. Картина удалась, художник явно угодил власть предержащим.

Канонический образ вождей воплощал «кремлевский миф», что и сделало полотно «культовым» произведением в тоталитарную эпоху сталинского правления. За нее А. М. Герасимову в 1941 году дали очередную Сталинскую премию.



Сочинение по картине И. В. Сталин и К. Е. Ворошилов в Кремле — Александр Герасимов